Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 

И я, уважаемые работники редакции «Бабушка (Рецепты от 100 бед)», присоединяюсь к тем тысячам читателей и почитателей, которые присылают отзывы о полезности вашей газеты. Этих людей объединяет одно общее горе — болезнь. То, что делает ваша газета оценить невозможно.

Вашей газетой уже несколько раз упоминалось имя гомеопата из Лебедина, Василия Иосифовича Корчана. Считаю, что начинание это весьма нужное и полезное. Ведь уничтожено то, что народ накопил столетиями, а может и тысячелетиями. Люди, которые обладали знаниями народной медицины безжалостно уничтожались. И один из них — В.И.Корчан.

Да, таково истинное лицо самой «народной» советской власти. Врачей вместо медицины обучали марксизму-ленинизму, научному коммунизму и другим ненужным в медицинской практике вещам. Задачей практикующего врача было, как можно скорее выгнать больного на работу, и практически все заболевшие считались симулянтами. Вот откуда такая масса хронических больных Советского Союза.

По моим наблюдениям в 1983 году в харьковской ЦКБ-5 в палате из 14 человек только двое хотели оставаться в больнице. Остальные же, как только наступало улучшение, всячески досрочно выписывались. А ведь это одна из лучших клиник была. И обслуживала она железнодорожников.

Поэтому через «Бабушку» я обращаюсь ко всем, кто лечился у Василия Иосифовича, прислать те крупицы знаний, чтобы можно было их обобщить и сохранить для блага людей. Конечно, почти все безвозвратно утеряно и основные секреты он унес в могилу...

А ведь при жизни В.И.Корчан постоянно обращался к врачам, чтобы те издали его книгу (даже за его счет). Но власть держащие были глухи к чужим страданиям. Не зря сказано, чтобы распознать лжепророков судите не по их словам, а по их делам.

Одновременно хочу заметить, что рецепты вашей газеты значительно снизили очереди в клиниках и аптеках, которых сейчас развелось больше, чем пивнушек, но только с сатанинскими ценами и «чудо-лекарствами», от которых практически никакого толку. Имею ввиду те лекарства, которые сейчас усиленно рекламируют.

У самого меня болезней на целую медицинскую энциклопедию. Воспользовался несколькими вашими советами и чудо в том, что болезни, которые врачи советовали лечить неделями, проходили через день-два, а то и через 12 часов. А жировик вообще через два часа прошел (тройной одеколон, ацетон, валидол). У меня было два инсульта (6.01.2001 года и 3.01.2002), и в результате лечения (магнезия плюс синий йод) по рецепту из вашей газеты наступило значительное улучшение.

Но вернусь к рассказу о Василие Иосифовиче... Больше месяца думал над заглавием статьи или книги. Считаю, что если книга будет называться «Чудотворец из Лебедина», то это будет правильно (хотя быть может, кто-то предложит еще лучшее название). Однако и этот заголовок полностью соответствует действительности. Корчан действительно был чудотворцем, и хронические больные, которые соблюдали его рекомендации (правильный прием трав, диета), в течение месяца-двух выздоравливали. Лично я знаю много таких людей. А для «Бабушки» постараюсь описать мои две встречи с Василием Иосифовичем, которые произошли в 1965 и 1966 годах.

Чудотворец из Лебедина

О существовании «деда из Лебедина» я слышал от многих людей. Но поскольку мне тогда было 25 лет, то медицина меня не очень-то и интересовала. Скорее было любопытство, тем более, что мои родители жили в свое время в тех местах — на хуторе Михайловка в селе Кринички (это до 1928 года, до «знаменитых» сталинских колхозов).

Первая встреча с целителем, первые впечатления

И вот однажды поехал я в Лебедин. Со мной ехал к Корчану еще один больной экземой, который ранее был уже у деда, да вот только ничего ему не помогло... Проезжали Ахтырку, какие чудные сосновые леса и луга на Ворскле! И Лебедин встретил нас высокими лесами, там я был последний раз еще очень маленьким ребенком в 1943 году.

Когда подъезжали к дому Василия Иосифовича по адресу ул. Зарутько, 17-а, то возле ворот стояла толпа больных с Камчатки и других краев. Человек сто пятьдесят, собранных бедой «от Москвы до самых до окраин». Как потом выяснилось, стояли они по несколько дней и недель в надежде на прием.

Это был 1965 год, вскоре после снятия Хрущева. Тогда Корчану уже начали запрещать вести прием. Но поскольку с нами была одна его знакомая женщина, то соседка провела нас левадами, в конце которых протекал ручеек чистейшей воды. Мы прошли через сад, и я увидел бассейн, в котором плавали крупные карпы. Дом был старинный, покрытый красным железом. Вокруг дома стояли сотни, если не тысячи различных кактусов, некоторые из них цвели. Таких я никогда и нигде не видывал. Жена Олимпиада Николаевна пригласила нас в дом. Дом был обставлен типичной сельской «мебелью», если ее так можно назвать. Это — стол, лавка, диван, и еще кактусы, и одуряющий запах всевозможных трав и березового дегтя.

Сам Василий Иосифович сидел за столом и выглядел одним из запорожцев Репина. Громадный мужчина под два метра роста был немного схож с Толстым Львом Николаевичем, и с очень умным лицом. Еще дед Корчан напоминал могучий дуб. Поздоровался, поинтересовался, кто я. Я рассказал Корчану, кто мои родители. А он, немного подумав, сказал мне по-украински:

— У 1920 році твій батько мені штани шив, а в 1922 році приходила твоя мати, у неї нирки були хворими...

Я поразился его памяти. Помнить то, что было почти пятьдесят лет назад! Если посчитать количество больных: 50 лет = 18 000 дней да умножить на 100 человек в день. Это же почти два миллиона, хотя и это далеко не полная цифра. Позже моя мать с трудом вспомнила, что лечилась у него.

Затем Корчан спросил больного, приехавшего со мной, что с ним. Тот сказал, что у него снова началась экзема на руках. Василий Иосифович сказал, что тот нарушил режим и пьет. Больной возразил, на что Корчан живо отреагировал:

— Брешеш, сучий сину!

Действительно, накануне вечером он пил со мной вино. В дальнейшем выяснилось, что этот больной специально вызывал воспаление и лекарство (растирка на основе постного масла) продавал другим больным по цене 50-100 рублей, а брал всего лишь за пятерку. Больше дед Корчан его не принимал.

Подали обед, состоявший из гречневой каши, отварной рыбы, клубники и черного хлеба. Мы выставили бутылку вина. Василий Иосифович достал серебряную рюмочку величиной с наперсток, и я осмелился сделать ему замечание о микроскопических размерах питьевой посуды для такого громадного мужчины. Тогда Корчан ответил:

— Мої батьки такими пили і довго жили!

После непродолжительного отдыха он начал читать письма-мольбы о помощи. Почтальон приносил ему по три сумки писем в день. Встречались и переводы на незначительные суммы от тех больных, которых он вылечил много лет назад. По слухам Корчан лично содержал два дома слепых. Иногда подходил к окну, где были видны страждущие. Он говорил:

— Що я можу собі взяти, адже влада відразу відправить мене в тюрму?

Многие больные писали в Министерство здравоохранения СССР с просьбой дать Корчану разрешение на официальное целительство, но в ответ такие больные получали отписки обратиться в кожвендиспансер — туда, где они и так провели уже многие годы.

Женщина, которая помогала по дому, сказала, что одна молодица из Черкасс уже три дня добивается приема. Он посмотрел в окно и сказал:

— Вона така гарна, що для неї інші ліки потрібні...

Дед имел ввиду здорового мужчину. Тогда Корчану сказали, что больна не она, а ее ребенок и тот разрешил провести ее левадами. Вошла измученная женщина в возрасте около тридцати лет и пятилетний мальчик также полностью измученный. Целитель посмотрел на его уши, затем попросил показать ногти на руках. И сказал:

— Ці дурні лікарі надумали, що у дитини рак залози і вже мабуть порізали малюка. А ну повернися, синку! У тебе не рак, а туберкульоз залоз.

Измученный ребенок повернулся, и действительно мы увидели шрамы на детской шейке. Олимпиада Николаевна принесла большую бутылку лекарств, а Василий Иосифович начал рассказывать, как лечиться и посоветовал ребенку три месяца не купаться в речке, в ставках, не кушать селедку и колбасу. Женщина вытащила кошелек и попыталась дать ему рублей 20-30, но дед отказался:

— Дівчино, вони тобі ще в нагоді стануть, йди с Богом.

Я спросил, почему мальчику нельзя кушать колбасу и купаться в пруду, на что Корчан ответил:

— В ковбасу замість чесноку додають селітру, яка дуже погана для людини (вот где знаменитые нитраты и нитриды! — авт.), а в річку і ставки кидають мертвих кішок та собак, а ще зливають нечистоти, тому в дитини можуть бути нові бактерїї.

Я поинтересовался, почему у больных, которые обращаются к нему, так быстро срастаются переломы без гипса в лубке, и всего за две недели вместо двух положенных месяцев. Он сказал:

— Дурні лікарі напалять на ренгені, а шматочки кісточок треба зібрати і вправить на місце, а це дуже кропітка робота.

Да и он не большой специалист, а вот в городе Богодухове был дед, так тот умел все! Далее он выяснил, что я работаю в космическом приборостроительном КБ и предложил учиться у него лечить людей. Но мне было стыдно примазываться к славе такого человека, о чем я пожалел лет через десять. На следующий день мы уехали, а больные продолжали осаждать дом.

Вторая встреча с В.И.Корчаном. И последняя...

Мы приехали автобусом, какой-то руководитель организовал эту поездку. С первой встречи прошло более года. Также прошли левадами, но толпы уже не было. В доме все было, как и год назад. Корчан выглядел несколько подавленным. Когда он принял этих людей, то я лично разговаривал с ним на тему, как Советская власть может так терроризировать его и больных. Он сказал, что эти бездари-неучи позанимали все высокие посты, а какой-то фельдшер без медицинского диплома доказывает всю несостоятельность советской медицины, в том числе всех липовых профессоров, академиков и министров. А вот этого «светила» допустить не могли и поэтому с помощью КПСС, КГБ и ОБХСС все подавляли, спасая «честь мундира». На миллионы больных им было наплевать.

Еще Корчан рассказал, как министр здравоохранения Украины Шупенко пытался его опозорить и разоблачить, как шарлатана. Корчану в Киеве предложили 30 больных (почти смертников), и они с женой вылечили 26 полностью и четыре человека частично. Корчан дал мне протокол научного совета, где все это подтверждалось. Но Хрущева убрали и все заглохло.

Далее целитель рассказал, как к нему пришел лечиться отец министра здравоохранения, и он его «вылечил», вынеся журнал ЦК КПСС, на страницах которого сынок-министр его всячески поносил, обзывая шарлатаном. Дед вручил ему этот журнал со словами:

— Твій син дуже розумний, ось нехай він тебе і лікує.

А я спросил у деда, почему журналисты писали, будто бы он от всех болезней дает всем одно и то же лекарство. Дед ответил, что на вид лекарство как будто бы одно, но только все это абсолютно разные сборы трав. И чтобы никто не разгадал состав (пока не опубликована его фамилия для получения патента), травы тщательно измельчают.

Далее я поинтересовался, есть ли в медицине люди, которые его поддерживают. Тогда он повел меня в небольшую комнату, размером 3х4, которая была полна писем, их было несколько десятков тысяч. Василий Иосифович достал одно письмо, которое и дал мне прочитать.

Содержание того письма примерно таково.

Одна его пациентка, врач кремлевки, приехала лечить ноги. Он ей запретил 2-3 месяца их мыть. Та возмутилась, мол, как это так, я культурная женщина и не буду такой срок мыть ноги? И обозвала деда шарлатаном. Лечить он ее отказался. Тогда муж этой женщины с трудом уговорил деда приступить к ее лечению. Спустя некоторое время в своем письме женщина приносила извинения и заявляла, что на самом деле не дед шарлатан, а шарлатаны они — врачи. Чтобы не быть голословной она оставила свою престижную работу и поступила учиться заново1.

Я прочитал несколько писем благодарностей. Все они были от знаменитых тогда людей, которые предлагали ему всяческие блага. Хотя целитель хотел только того, чтобы его признали власти, ведь народ его признал давно.

Больше с этим величайшим человеком я не встречался. Правда, встречалась с ним моя сестра, которая прилетела из города Горького в 1969 году взять траву от язвы желудка мужу, который болел этой болячкой еще с войны. Через два месяца после получения лекарства от Корчана язва зарубцевалась, кровотечение прекратилось, и прожил муж моей сестры еще 16 лет. Лечение Корчан приписал ему такое: отвар трав плюс полностью бессолевая диета.

...Примерно через год после смерти целителя, в газете «Известия» была большая статья, посвященная Василию Иосифовичу. Было это где-то в 1980-81 году. Там было написано, что опыт народных врачей надо всемерно изучать и внедрять в практику. Не уверен, что это было написано от чистого сердца, ведь власти как могли преследовали деда.

Вот это почти все, что я знаю об этом удивительном человеке действительно с большой буквы. Добавлю только, что сам Корчан хвалил Сумскую область и говорил, что это место имеет самые целебные травы на свете.

И напоследок немного о себе. Мне 63 года, радиомеханик. С 1960 года болею гипертонией. Это — следствие 30-летнего пребывания на особо вредной работе (ракеты, космос), плюс травма головы, перелом позвоночника, 6 месяцев Чернобыльской зоны, сахарный диабет, остеохондроз, полиартрит, два инсульта, глаукома и т.д.

Прошу через вашу газету выразить благодарность Валентине Адольфовне Кудрявцевой из Херсона, Барановой Юлии Борисовне из Кривого Рога, Ломакину Володе из Авдеевки за оказанную мне помощь.

С уважением — Котляр Николай Алексеевич,  61090, г.Харьков,  ул. Бакинская, 85/1

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Поиск по сайту


Поделиться в...